1. Уважаемые игроки! Чтобы подключиться к нашему серверу Renovatio вам необходимо выполнить процедуры в этой теме. Спасибо за ваш интерес к нам!
  2. Уважаемые игроки нашего сервера! Если вы хотите воспользоваться TeamSpeak 3 на нашем сервере вам необходимо указать адрес подключения к серверу: ts.it-ground.net Если вы хотите создать отдельный канал для вашей гильдии просто дайте нам знать!
  3. Гость, соблюдайте наши правила форума. Их нарушение может повлечь за собой бан учетной записи на определенное время, а в некоторых ситуациях бан может быть пожизненным.

Рагнарок Онлайн. Инспекция 2. Второе имя

Тема в разделе "Творчество", создана пользователем Jemilet, 8 сен 2016.

  1. Jemilet

    Jemilet Пользователь

    Регистрация:
    7 сен 2016
    Сообщения:
    95
    Симпатии:
    73
    Название: Инспекция 2. Второе имя
    Автор: Jemilet
    Бета: MS Word мне в помощь...
    Состояние: Завершено
    Рейтинг: PG
    Жанр: Скандал! Интрига! Расследование!
    Предупреждения: Не повторяйте действий несознательных личностей.
    Дисклеймер: Манга принадлежит автору, игра принадлежит Гравити, герои принадлежат их владельцам, все заимствованные теоретические основания тем, у кого они нагло сплагиачены.
    Разрешение на размещение: если вообще возникнет такое желание, предупредите хотя бы
    Благодарности: [GM] Mgk — за исполнение и скрины, alexremn и Mickey — за вдохновение при создании имён отдельных неигровых персонажей. Нет-нет, я не утверждаю, будто их характер и судьба имеют сходство с вашими!
     
    In the Key Chords of Dawn нравится это.
  2. Jemilet

    Jemilet Пользователь

    Регистрация:
    7 сен 2016
    Сообщения:
    95
    Симпатии:
    73
    Молодой человек в парадном костюме-тройке, с роскошным букетом неувядаемых роз в руках, вежливо постучался в двери маленького уютного домика. Дверь открыл мужчина с крепкими руками и пронзительным взглядом, выдававшим профессионального охотника. Едва ли хозяин дома был старше самого посетителя, однако суровый взгляд и кинжал на поясе заставили гостя слегка стушеваться.
    — Добрый день, — доброжелательно проговорил незнакомец. — Могу я видеть сестру Лизу?
    Мужчина в ответ угрожающе расставил ноги и непроизвольно сжал кулаки.
    — А ты, мил человек, кто таков будешь? — недружелюбно осведомился хозяин. Ответить щёголь не успел.
    — Альрем, дорогой, кто это? — раздался позади охотника мягкий женский голос. Из-за спины мужчины выглянула красивая девушка с алыми волосами и удивлённо воззрилась на незнакомца. Тот ласково улыбнулся.
    — Ой! — девушка от неожиданности прижала руки ко рту. — Это Вы? Ой, здравствуйте, что же Вы стоите? Заходите! — девушка аккуратно отодвинула свирепеющего на глазах хозяина, освобождая проход гостю.
    — Здравствуй, Лиза. Новая прическа тебе невероятно идёт, — юноша протянул девушке букет. — Это тебе. И перестань мне выкать, пожалуйста, в конце концов, мы давно знакомы.
    — Это где вы успели познакомиться? — рявкнул охотник и непроизвольно потянулся к ножнам.
    — Альрем! — возмущённо вскрикнула Лиза. — Прекрати немедленно, ты хоть знаешь, кто перед тобой?
    — Наглый курёнок, которому я сейчас башку сверну, если он посмеет продолжать клеиться к моей жене!
    — Дурак ревнивый, это же Глава Мира!
    — Чего-о-о?!
    Молодой человек, послуживший причиной семейной ссоры, неловко кашлянул, привлекая к себе внимание, и очертил вокруг себя замысловатую фигуру. В мгновение ока его окружили голубые молнии ауры и регенширмские жгутики.
    — Одежду менять не стану. Моя униформа ужасно неудобная, — Глава дурашливо развёл руками и беззвучно рассмеялся. Охотник облегчённо выдохнул и смущённо почесал затылок.
    — Вы уж простите меня, господин Глава. Сами посудите, приходит хлыщ при параде да с розами и жену мою спрашивает. Как тут не осерчать, а?
    — Не стоит извинений, — махнул рукой Глава и вошел в дом, повинуясь приглашающему жесту. — Во-первых, я сам хорош, мог бы догадаться. Во-вторых, у меня к Лизе дело, и я не уверен, что оно вас обрадует.
    — А что за дело? — живо заинтересовалась Лиза.
    — Работа, — лаконично ответил ей Глава. — По специальности.
    — Значит, новый Набор — не просто слухи, — задумчиво проговорила девушка, присаживаясь в кресло. Мужчины уселись в два других.
    — Именно. Пусть из моих уст это прозвучит чересчур претенциозно, но в этот раз все серьёзно. Все получится.
    — И что же Вы… ты хочешь от меня?
    — В Церкви нет никого на должность разводящей. А ты, помнится, справлялась идеально, — Глава Мира аккуратно потёр безымянный палец правой руки. Лиза хихикнула.
    — Знаете… я не хочу. Дело даже не в том, что я слабо верю в успешность Набора. Работа непыльная в любом случае, а зеньги хорошие. Только… у нас сын растёт. Маленький он ещё, чуть больше годика.
    — Поздравляю, — улыбнулся Глава. — Но это не проблема, правда. У нас, в конце концов, век телепортов и варп-порталов, не так ли?
    — Да, но… — Лиза нерешительно взглянула на мужа.
    — Соглашайся, — неожиданно поддержал Альрем Главу Мира. — С малым, если что, и я посижу.
    — Не вздумай только ему ловушки давать, папаша озабоченный! Да и не в этом дело… Слушай, — обратилась Лиза к Главе, — а ты опять инспекцию устроил, что ли?
    — Нет пока, просто прошёлся по списку служащих. Вомарс ушёл, вместо него новенький. Я его не знаю, надо будет обучать отдельно. Не хотелось бы, чтобы ещё и с разводящей были проблемы.
    — Отец Вомарс не ушёл, — опустила голову Лиза. — Его ушли. Тот самый новенький, падре Миколас. И это — основная причина, по которой я не желаю возвращаться.
    — Так, — нахмурился Глава Мира, — а вот с этого момента давай, пожалуйста, поподробнее.

    То утро начиналось, как обычно. Служащие Церкви Пронтеры лениво бродили по коридорам, негромко переговаривались и украдкой зевали. Суровый толстячок Миколас хмуро взирал на церковную братию и сестрию да немногочисленных прихожан с высоты алтаря. Тишина и образцовый порядок царили здесь — священник Миколас заменивший на своем почетном посту доброго и лояльного отца Вомарса, слыл строгим блюстителем нравственности. И недаром.
    — Любимая! — покой Церкви был внезапно нарушен восторженным мужским вокалом и бренчанием струнного инструмента. — Несравненные очи твои затмевают разум! Волосы твои словно златые сокровища Abyss’а! Кожа твоя нежна и бела, как Lunatic! Уста твои будто Blazer! Ланиты пылают, как пламя Kaho! О, возлюбленная!..
    — Что еще за безобразие? — сдвинул брови Миколас, взглянув на послушницу Гарнет так, словно она лично была виновна в происходящем. Та непроизвольно поежилась. Падре обладал крутым нравом и обожал срываться на подчинённых.
    — Не знаю, — промямлила бедная девушка.
    — Так узнайте, — нетерпеливо распорядился священник. — Скажите охране на входе, чтобы гнали в шею этих запевал непотребных. Вздумали тоже, в святом месте скабрезные песенки распевать.
    Гарнет побежала выполнять. Через некоторое время глас влюблённого смолк. Сонная тишина вновь окутала Церковь, однако ненадолго.
    Через некоторое время в обитель Истинной Веры впорхнула довольно колоритная парочка. Молоденькая, беспечно улыбающаяся танцовщица лет 17-ти на вид и юный бард, взиравший на свою спутницу восторженными глазами. Надо заметить, его песня-речитатив почти не лгала. Девушка действительно была очень хороша собой. И золотистые волосы наличествовали, и огромные глаза, и алые губки, и розовеющие от смущения щечки. Фигурка, одетая в стиле «тут черта, здесь черта, а там вообще ни черта», тоже выглядела весьма соблазнительно. Ее воздыхатель, юный бард с неестественно-синими волосами, собранными в небрежный хвост, не сводил с красавицы обожающего взгляда.
    — Здравы будьте, братья и сестры! — звучный глас барда разнесся по всем коридорам. — Покорнейше прошу простить нашу назойливость в столь ранний час, однако, сердцам влюбленным ждать нет мочи. Посему, прошу немедленно обвенчать меня и, — бард с придыханием понизил голос, — сию прекрасную деву, скрепив наш творческий и любовный союз узами регистрационного брака.
    Миколас свирепо сморщился. Ну что еще за комедианты пожаловали на его голову?
    — Тишину соблюдайте! — взревел басом падре. — Устроили тут филиал театра богопротивного, понимаете ли! Проходите к сестре Мэри, коль уж вам невмочь, и подавайте заявки!
    — Мари меня зовут, Мари, — недовольно пробурчала девушка. — Когда этот старый маразматик уже запомнит?
    Впрочем, вслух высказать возмущение регистратор не решилась. Присмиревшая же пара робко зашагала по ковру мимо высыпавших изо всех комнат служащих. А поглазеть было на кого. Вот уже много лет неуклонно проваливался Набор в Искатели. Вот уже много лет не играли свадьбы в Церкви — незачем. Желающие создать семью ограничивались обыкновенным браком, а церковный, что именовался регистрационным и позволял получить специфические преимущества лишь Искателям, для обычных смертных был не более, чем напрасной тратой зенег. Так что двое чудаков, которые не только пошли на поводу у смутных слухов об очередном Наборе, но и вознамерившихся регистрационно закрепить свой союз, не могли не привлечь внимание.
    — Где-то я её уже видел, — задумчиво пробормотал Хенсон, буравя взглядом танцовщицу. Та застенчиво улыбнулась и лукаво подмигнула старому аколиту.
    — Учитель Хенсон посещает злачные места Комодо — какой пассаж! — прыснула сестра Сесилия. Несколько её подружек захихикали. Старик сердито развернулся к монахиням, но ничего сказать не успел.
    — Чего галдите, Hill Wind’ихи? — прикрикнул на девушек Миколас. — Вам заняться нечем? Так у меня еще скамейки не драены! Во славу Божию собственными длинными языками перемоете. Тишина должна быть в Церкви, сколько можно вдалбливать в ваши глупые головы эту простую истину?
    Монахини обиженно подобрались и смолкли. Юные влюблённые невольно поёжились, подходя к сестре Мари.
    — Здравствуйте, — голос барда звучал гораздо тише прежнего. — Не могли бы вы нас обвенчать?
    — Сочувствую, но это его работа, — таким же полушёпотом ответила Мари, мотнув головой в сторону священника-грубияна. — Я могу только заявки принять. Вы в одной партии?
    — Да.
    — Там только вы двое?
    Бард на минуту прикрыл глаза, проводя манипуляции с инфоокном.
    — Теперь — да.
    — Вот и хорошо. У жениха должны быть с собой 1.300.000 зеней, костюм и бриллиантовое кольцо. У невесты — 1.200.000 зеней, свадебное платье и тоже кольцо. Всё с собой?
    — С собой… — пролепетала танцовщица и внезапно, распахнув свои и без того огромные глаза, придвинулась ближе к сестре Мари: — Скажите, а он, — девушка кивнула на Миколаса, — всегда такой?
    — Что вы, — с сарказмом ответила Мари, — сегодня он ещё добрый. Обычно бывает куда хуже. Да вы не волнуйтесь, — подбодрила регистратор молодую пару, — поженит он вас, никуда не денется. Не обращайте внимания, у вас ведь сегодня самый счастливый день в жизни, как-никак!
    Погрустневшая было невеста и угрюмый жених выдавили несмелые улыбки и направились по некогда алой дорожке на казнь, то есть, на женитьбу.
    — Так, — проворчал падре, выхватывая заявки из рук молодожёнов, — жених LooneyTunes и невеста Alir. Ну-с, жених, ты согласен взять в жёны сие непристойное существо?
    — Ч… Что-о-о-о? — возмутился юноша. Алир ахнула и приложила руки ко рту.
    — Да как вы смеете оскорблять мою невесту! Она — приличная девушка!
    — Конечно, — с сарказмом подтвердил Миколас, — такая порядочная, что даже платье надеть не удосужилась. Так и вертит тут своим купальником.
    — Это же униформа, — жалобно оправдывалась девушка, — так все танцовщицы одеваются. А платье… да вы сами посмотрите, что сейчас шьют!
    Падре скептически воззрился на платье. М-да… Алир была права. По сравнению с этими полупрозрачными тряпками, которые скрывали что угодно, только не срамные места, даже униформа смотрелась верхом целомудренности.
     
    Леди нравится это.
  3. Jemilet

    Jemilet Пользователь

    Регистрация:
    7 сен 2016
    Сообщения:
    95
    Симпатии:
    73
    — Какие заказчицы, такие и платья, — презрительно бросил Миколас. — И чего вам обоим неймётся? Все равно, даже если официальный Набор будет объявлен, что вряд ли, придется начинать все заново. И жениться тоже.
    — Сие не пугает нас! — вновь перешел на пафос бард. — Влюбленные сердца наши претерпят любое испытание, ибо нет награды большей для…
    — Короче, — оборвал излияния жениха падре. — Берешь её в жены? Думай хорошенько, разводящего служащего у нас нет.
    — Тысячу раз да!
    — Хватит и одного. А ты, как там тебя… Согласна стать женой этого сладкоголосого льстеца?
    — Луни — самый лучший бард и прекрасный человек, — тихо, но твёрдо заявила девушка. — Я сочту за честь стать его женой.
    — Небось потому, что больше и брать некому? — съязвил Миколас.
    — Да как вы смеете! — вскинулся бард. — Претендентов на ее руку больше, чем волос на моей голове!
    — А не на моей? — лысый священник не переставал ехидничать. — Впрочем, это теперь ваши проблемы. Я объявляю вас мужем и женой, целуйтесь уже и идите с миром куда подальше.
    Новобрачные расслабленно выдохнули, живенько развернулись друг к другу и сладострастно, с причмокиванием, расцеловались, не забыв стыдливо прикрыть сие действо ладошками, за что заслужили очередное высокомерное хмыканье от падре Миколаса. Наконец, пара оторвалась друг от друга и выжидательно посмотрела на священника простодушно-вопросительными глазами.
    — Ну что вам ещё? — недовольно осведомился падре.
    — Как что? — изумился Луни. — Кольца, конечно.
    Миколас раздраженно скривился и, взяв в руки два бриллиантовых кольца, зашептал мантры. Буквально через пару секунд кольца в его руках заискрились и священник, истошно заорав, бросил оземь обе заготовки. Те рассыпались в пыль.
    Алир сдавленно охнула и кинулась к дыре в ковре, которую прожгла неудачная попытка Миколаса зачаровать кольца. Бард схватился за голову.
    — Вы… вы что сделали? — просипел молодой человек. — Да вы…
    — А с меня-то какой спрос, — сварливо огрызнулся Миколас, — если там, свыше, всё против вашей свадьбы? Вон, даже кольца расплавились.
    — Какие ещё высшие силы? — возмущённым фальцетом возопил молодой человек. — Да вы же облажались с заклинанием!
    — Тишина должна быть в Церкви! — рявкнул падре. — Тоже мне, бардишка второсортный, еще смеешь меня, первосвященника, обвинять в некомпетентности! Знак это вам, бездельникам, работать идти, а не ерундой всякой заниматься. Брак им регистрационный подавай! Искателями они стать хотят! Песенки распевать, телесами трясти… Тоже мне, верующие в Набор нашлись!
    — Прекратите немедленно, — вдруг подала голос распрямившаяся танцовщица. — Не то я отправлю жалобу Главе Мира. Вы уже сто раз это заслужили.
    — Да нет никакого Главы Мира! Ему на этот мир давным-давно начхать, а на ваши жалобы — тем более! — разорялся священник. — Только недалекие, наивные идиоты, вроде вас, могут верить, в доброго дядю, который придет и всех спасет!
    — Да… да как вы можете так говорить! — дрожащим голосом возражала ему Алир. — Он существует!
    — Не смейте оскорблять мою невесту! — высоким ломающимся голоском вторил жених молоденькой девушки.
    — Да плевал я на твою невесту, на тебя самого и на вашего драгоценного Главу Мира! Он — ничтожество! Если он действительно есть, то почему не защитит вас, а молодожены бафометовы? Почему не поразит меня молнией? Э-эй, Глава Ми-ира! — издевательски протянул священник, запрокинув голову к потолку. — Где ты? Тут чад твоих забижают, — священник пренебрежительно ухмыльнулся, опуская голову на один уровень с незадачливыми брачующимися и… булькнув от испуга, стремительно начал бледнеть.
    Перед ним стояла уже не юная девчонка. Насмешливый прищур глаз, изогнувшиеся в язвительной улыбке губы моментально добавили бывшей невесте недостающий десяток лет. А снежно-белые волосы, схваченные короной Осириса, и небесно-голубой наряд священницы в свое время были известны на весь Рун-Мидгард. И пусть сейчас на девушке, точнее, молодой женщине, было казенное фиолетовое одеяние, а голову украшал лишь обруч из Геффенского магазина, менее узнаваемой искательница от этого не стала. Корреспондентка.
    И все же не эта ехидная акула пера заставила трястись все лишние подбородки священника, а его самого бормотать нелепые оправдания. Рядом с корреспонденткой стоял давешний экзальтированный бард с непередаваемым спокойствием на лице. Строгое длиннополое белое одеяние с золотой отделкой, пронизывающий взор бездонных глаз и аура ослепительных огней, охватывающая фигуру, не оставляли шансов на иное толкование. Перед хамоватым священником стоял тот, кого нет. Кому, как оказалось, не так уж наплевать на этот мир.
    — Улыбнитесь! — звонкий голос Джеми без труда перекрыл жалкое блеяние самонадеянного падре. — Вас снимает скрин-мантра! Спасибо за наглядный пример того, как не должен вести себя служащий нашего славного королевства!
    По-прежнему бесстрастный Глава Мира сделал шаг, оказался рядом с тоненько скулившим от страха священником и дотронулся до его головы. Падре исчез на месте.
    — Это ты убил его, что ли? — подозрительно спросила Джеми.
    — Вот еще, — фыркнул Глава. — Чтобы он воскрес и снова морочил нам мозги? Нет уж. Больше он тут не появится, ни видеть, ни слышать его не желаю.
    И все замершие было служащие Церкви с облегчением рассмеялись.
    — Не представляете, как я рада вас видеть, — с чувством произнесла Мари. — Никогда не думала, что скажу это инспекторам, но я ужасно рада, что вы вернулись.
    — Ну, мы не единственные, кто вернулся, — усмехнулся Глава. Джеми наклонила голову, и обе проверяющие личности устремили свои взгляды на коридор. Служащие обернулись и разразились приветственными криками.
    — Отец Вомарс! Сестра Лиза! Как здорово, что вы снова здесь! — новоприбывших хлопали по плечам, пожимали им руки, обнимали и чуть было не начали подбрасывать в воздух. Добрый падре и послушница лишь тепло улыбались сослуживцам.
    — Спасибо, что вернули их нам, — Хенсон чуть ли не со слезами на глазах благодарно тряс руку Главы Мира. — Отца Вомарса-то сам король уволил, этого хлыща лысого над нами поставил. Куда нам против королевской воли…
    — Не судите строго Его Величество, — мягко проговорил Глава. — После разговора с сестрой Лизой, расписавшей, что тут у вас за беспредел творится, я поговорил с королём. Выяснилось, что это не его ставленник, а королевской тёщи. Та зятю чуть плешь не проела, хлопоча за непутёвого двоюродного братца. «Микки такой хороший мальчик!» — явно передразнил кого-то Глава. — А королю в семье скандалы не нужны. Вот и…
    Служащие Церкви вздохнули слаженно и понимающе.
    — Так что я предложил Его Величеству попросту провести проверку втёмную и по её результатам назначить падре Миколаса на соответствующую должность. А если высокородной тёще что-то не понравится, она может обжаловать это решение у меня лично. На её месте, я бы не рисковал показываться мне на глаза. А то ведь я разозлиться могу и свиданочку с кузеном устроить.
    — А куда ты его определил? — поинтересовалась Джеми. — В небытие повесил?
    — Да нет, в тюрьму отправил, — пожал плечами Глава. — Надо же кому-то и её убирать. Молнии — не мой метод. Пусть лучше пользу приносит. Меня сейчас другое беспокоит…
    — Что?
    — Да инспекцию по-любому повторять придётся! Опять работы по горло.
    — Проверяйте, — великодушно улыбнулся Вомарс. — Думаю, после Миколаса нам уже ничего не страшно. Даже новый Набор.
    Служащие разразились новым приступом хохота.

    Джеми сидела за компьютером в Альдебаранском офисе корпорации Кафра и сосредоточенно печатала очередной отчёт. Материализовавшийся рядом Глава Мира застыл в вопросительном ожидании.
    — Скоро закончу, — проронила священница, не отрывая глаз от монитора. — Обучим мы церковников, не боись.
    — Я вот одного не понимаю, — задумчиво проговорил Глава. — Старик Хенсон… он ведь с самого начала что-то заподозрил. Ещё хотел с тобой заговорить, когда мы только вошли, но передумал. Что это было — он тебя узнал? Ведь грим был очень качественный, где ж я слажался?
    — Нигде. Он меня не узнавал, — Джеми откинулась на спинку вращающегося стула и запрокинула руки за голову. — Всё проще. Вспомни, моя танцовщица зарегистрирована под именем Alir.
    — Ну и?
    — Что, никаких ассоциаций?
    На лице Главы Мира отразилась напряжённая, однако безуспешная работа мысли.
    — Ладно, — смилостивилась Джеми. — Помнишь, во время твоей второй попытки Набора я прикололась? Сделала себе причёску в стиле «растрёпанная пальма», перекрасилась в чёрный, надела чёрную же униформу священницы, разговаривала как умбалец полуграмотный и приставала ко всем с вопросом «А чо ты не чорны»?
    — Ага, — разулыбался Глава. — Ты ещё до меня тогда докопалась, я не сдержался и наговорил резкостей! Ты хоть на меня не сердишься?
    — Конечно, сержусь! Ты тогда поспешил убраться куда подальше, а у меня ещё большая часть репертуара не была разыграна! Я страшно разочаровалась! Но сейчас не об этом, а о Хенсоне. Я же раскрыла инкогнито, когда лампу получила. Снова нарядилась в привычное бело-голубое. А звали меня тогда как раз Alir. Хенсон узнал не лицо, а второе имя корреспондентки Джемилет. Память у него дай Бог каждому, даром, что старик уже.
    — Ясно, — с видимым облегчением вздохнул Глава. — Заканчивай тогда отчет, и пойдем уже служащих обучать. Мне только не хватало подобных инцидентов после открытия Набора. Ох, как подумаю, сколько еще работы предстоит, хочется все бросить… раз в пятый. Или больше?
    — Только попробуй! — вскинулась Джеми. — Найду и плеткой отхлестаю!
    — А может я мазохист!
    — Тогда не отхлестаю, и все равно страдать будешь! А ну за работу, Zerom, солнце еще высоко!
     
    Леди нравится это.